Wednesday, September 26th, 2018

Василий Аксенов

Дата апреля 4, 2012 Автор   ·   Нет комментариев

Василий АксеновПо его книгам и сценариям ставились фильмы и почти в каждой его книге есть герои – «киношники». Его поколение было влюблено в кино. И до сих пор этой своей давней влюбленности – хотя бы в воспоминаниях и надеждах – не изменило… Река зовется Потомак! Звучит вроде бы совсем по-русски, а на ее берегу стоит дом, где живет русский писатель Василий Аксенов. Если у него в России мог бы быть дом, такой дом вполне мог быть у него в России. Разве только этажей побольше, чем в московской квартире, да еще через каждые сорок три секунды приходится прерывать разговор, чтобы не сбить с толку очередной самолет, следующий над Потомаком (с ударением на втором слоге) в национальный аэропорт Вашингтона. Так и говорили – оглушительными дефисами прочерчивая паузы. Впрочем, это обстоятельство не нарушало, а самым трогательным образом дополняло ощущение, что находишься в совершенном «Нашингтоне». Не в столице Соединенных Штатов, а на писательской даче в Переделкино, над которой тоже трассируют самолеты. То же подтверждали фотографии на стенках – из «нашенской» жизни, иные с автографами. Вот Белла Ахмадулина, Витя Ерофеев, Фазиль Искандер… Вот знаменитая компания «Метрополя» — пора тревоги нашей за судьбу литературной молодости…

Присутствие собственной персоной отечественного критика Бенедикта Сарнова усугубило это чувство, наличие среди гостей «антисоветского советского человека» Владимира Войновича свидетельствовало о восстановлении исторической справедливости, и даже явление изумительной Эллендеи Проффер, хозяйки издательства «Ардис», воспринималось заурядным визитом по издательским делам, то есть нормальным рабочим моментом…

До чего приятно после незнакомой многоголосицы услышать родную речь! И благородно убедиться, что все «бывшие» не утратили чувства связи со своим отечеством, хотя и были отторгнуты страной. Да нет, не странной, а коварством чиновников, якобы охраняющих интересы своих граждан. То есть нас с вами. Но для нас с вами (мы-то знаем) прежние отверженные – а ныне возвращенные – имена всегда оставались светом в окошке. И среди всех особо – отдельно стоящей фигурой – обожаемый проснувшимся от сна поколением «шестидесятников» — Василий Павлович Аксенов.
Несмотря на то, что уже был величиной в отечественной литературе, мы продолжали величать его, как раньше – Вася. Ибо он остался для многих символом юных лет, что пришлись на «Коллег» его, «Звездный билет», «Апельсины из Марокко», «Заговоренную бочкотару». И потому, когда после долгой разлуки он приезжал в Москву, его встречали с такой пронзительной нежностью. Для почитателей своих он остался писателем-любовником, воплощением не привычно-рафинированного хлипковатого образа сочинителя, но мужественного мечтателя, который давал нам шанс освободиться от страха. Мы ведь, помните, всю жизнь чего-то боялись… А Вася сказал: «Чепуха все это, братцы, выбросьте из головы эти дурацкие штучки»…
Сейчас мы начинаем «эти штучки» выбрасывать. И явно меньше всего боимся. И явно больше появилось света в нашей жизни, несмотря на отсутствие наличия колбасы. Аксенов, приехав как-то в Москву, тоже этот свет почувствовал и отметил возросшее число улыбок на душу населения.
— У советского человека – ментальность воспитанника детского дома, — констатирует писатель. – Мы так привыкли, что эти дядьки кошмарные все время за нас думали и решали. «Метрополь» был потрясающе хорош попыткой прорыва в полной безнадежности. Ведь глуше, чем 79-й год, ничего не было. Попытка создать независимую группу писателей в те времена воспринималась немыслимой дерзостью. Недаром же целый отдел тогда образовался в КГБ – «для разработки противодействующих мер вылазке врага». Достаточно подробно я написал об этом в романе «Скажи изюм». А ведь ничего дурного, уверяю вас, не замысливалось. Просто люди хотели быть самостоятельными в своих поступках, в своей литературе.
— Сейчас этим никого не удивишь…
— Еще бы – никаких препятствий, выпускай, что хочешь. Но «Метрополь» остался для меня – да и не только для меня – внутренним этапом, когда невозможно было дальше мириться с обстоятельствами, с унижением бесконечным, выпадами против инакомыслия и так далее. Он именно тем и примечателен, что возник под угрозой – вот что делает его событием.
— Как сложилась ваша жизнь здесь?
— Здесь наш дом, здесь работа, здесь печатают мои книги. Сейчас мы адаптировались, но это не означает полного удовлетворения. Того, через что мы прошли, я никому не пожелаю. Эмиграция – это тяжело, и если только не заставит жизнь, не имеет смысла срываться с места. Отрыв от родины, от каких-то истин, от земли, от могил – все это не способствует хорошему самочувствию… Скажем, при всем более или менее приличном положении – литературном и житейском – недостает главного – постоянного читателя, от которого бы я получал постоянный ответный ток. Потому, наверное, мы, русские, и тянемся здесь друг другу, что американцы знают почему-то Россию лапотную, деревенскую, а какие мы на самом деле – им просто трудно понять. Например, вот такая толпа, как на «метропольском» снимке, для них – загадка. Кому, зачем это надо – делать подобную фотографию на память. А у меня при взгляде на этот снимок возникает ощущение целесообразности прошлых лет. И так во многом. В Америке масса всего достойного, замечательного, приятного. Но только не для избалованного благоволением публики российского интеллигента. Писатель – властитель дум по старой русской традиции. А здесь скажи, что писатель – Властитель дум, вызовешь недоумение… И уж никто не станет тебя хватать на ходу: «Василий Палыч, ну когда же вы вернетесь совсем». Твои отъезды и приезды на общий климат не влияют.
— А российскому читателю вы нужны.
— Спасибо, я буду рад к вам возвращаться. Надеюсь, этой возможности никто у нам не отнимет…

Смотреть онлайн:

Рассказать в блоге

На форуме

Смотреть онлайн Василий Аксенов. На нашем сайте Film-old.Ru размещены старые фильмы и вы можете смотреть Василий Аксенов совершенно бесплатно и без регистрации. Надеюсь вам понравится на нашем сайте и вы найдете именно тот фильм, который вы искали. Приятного просмотра!

Комментарии (0)



Актеры

Метки

Еще старые фильмы

Простая история (1999)

За свои 73 года жизни Элвин Стрэйт повидал многое и раз за разом преодолевал все трудности, которые преподносила судьба. Ему посчастливилось пройти Вторую мировую войну и ...

Последние